Генерал сирийских повстанцев: «Мы переплавим российское оружие на гвозди для башмаков нашим детям» — интервью

 
Загрузка...


 

Собеседник Newsader — Ахмад Рахаль, бригадный генерал сражающейся против режима Башара Асада Свободной Сирийской Армии, в которую он вступил в 2012 году — вскоре после начала восстания. В ССА он занимал пост военного министра и командовал Военным советом западного фронта. В настоящее время генерал проживает в Турции, где пишет статьи для арабских изданий, периодически участвует в публичных дискуссиях, а также ведет свой блог в Facebook, где его аккаунт имеет 54 тысяч подписчиков.

Наша предыдущая беседа касалась применения химического оружия в Идлибе. Вину за это чудовищное военное преступление он возложил на российско-асадовский союз. В сегодняшнем нашем разговоре с Newsader он прокомментировал заключение перемирия на Юге Сирии между США и Россией, рассказал о перспективах российского присутствия после смены режима Асада и высказал свое мнение о главной причине, по которой Москве до сих пор удается удерживаться в САР.

NA: Господин Рахаль, в чем смысл заявлений о достижении договоренностей между США и РФ о достижении перемирия на Юге Сирии?

А.Р.: Я думаю, что договоренность о перемирии — это проверка намерений. Кремль хочет удостовериться, что США будут разговаривать обо всех нерешенных вопросах: о ПРО, Украине, Крыме, санкциях. Со своей стороны Вашингтон проверяет намерения России, хотя и рассматривает каждую проблему в отдельности, а не все сразу. Кроме того, США смотрят на юг Сирии с точки зрения Израиля и Иордании, которым нужно убрать Иран от своих границ. Все это вместе и составляет так называемое «перемирие на юге».

Подчеркну: мы рассматриваем Россию как интервента и считаем, что она не может быть гарантом чего-либо в Сирии.

При этом мы подозреваем, что есть обмен: Ирану разрешат контролировать гряду Каламун на границе с Ливаном взамен перемирия на юго-западе. Мы с этим не согласимся. Иран должен полностью уйти из Сирии.

NA: Какова, по Вашему мнению, будет реакция повстанцев и США в случае, если Россия и режим Асада по своему обыкновению нарушат обязательства?

А.Р.: Путин пытается доказать, что он распоряжается всеми силами на земле. Если силы Ирана, асадитов и хезбов не будут соблюдать перемирия, то это будет большим ударом для Кремля перед США, о которых Путин сказал, что наблюдается прагматичность в отношениях — прагматичность, которую в Москве понимают как уступки со стороны Америки. Вот почему Россия постарается давить на силы Ирана и асадитов с тем, чтобы перемирие не сорвалось. Однако я уверен, что «режим тишины» провалится, потому что ситуация обратная: это Путин работает на Иран и асадитов, а не проасадовская коалиция — на Путина.

NA: Почему вообще заговорили о Юге, в то время как война идет по всей территории Сирии?

А.Р.: Дело в том, что на севере США уже обеспечили свое присутствие, в то время как на юге они хотят обеспечить спокойствие для своих союзников.

NA: Готовы ли повстанцы к перемирию и не принесет ли оно в стратегической перспективе еще больших бед сирийскому народу?

А.Р.: Сирийская свободная армия — за любое настоящее перемирие, которое сохраняет жизни наших сограждан. Фактически режима асадов не существует: на земле мы воюем с Россией и Ираном. Перемирие не должно означать, что российские оккупанты снимают части с юга и идут воевать в Суеда, как это произошло сегодня (в понедельник, 10 июля — ред.), или снимают самолеты и идут бомбить другие города.

Вообще же любое военное перемирие, которое не сопровождается политическим решением, обязательно будет провалено. Необходимо полный мир для всей Сирии, а не кусками по зонам, что выгодно для российской оккупационной армии.

NA: Как Вы оцениваете уровень осведомленности американских властей по поводу того, что в реальности происходит в Сирии?

А.Р.: США досконально знают расклад в Сирии, расположение сил на земле и политическое положение в стране. Но Америка не рассматривает народ Сирии как своего союзника. Сирия не представляется американцам территорией важных интересов. Последние 45 лет она была в сфере интересов России.

Но здесь есть важнейший нюанс, которого не понимают ни американцы, ни русские, а именно: менталитет сирийцев изменился. Российская авиация, которую режим Асада оплачивал за счет народа, убивает этот же самый народ, поэтому отношение к России в Сирии радикально изменилось. Мы этого не забудем даже через 100 лет.

Я уверен, что наша революция победит, и сейчас повторю то, что я сказал российским интервентам год назад: мы победим. После этого мы соберем все российское вооружение и переплавим его на гвозди для башмаков нашим детям. Другими словами: ни один сириец не согласится на присутствие российских интервентов у нас.

NA: Насколько соответствуют реальности медийные слухи о готовности Вашингтона «сдать» Сирию Кремлю путем самоустранения от сирийского конфликта и передачи ряда территорий под контроль российской военной полиции?

А.Р.: Мы сожалеем, что США думают передать Сирию России. Недавно была встреча между генсеком ООН и госсекретарем США, на которой последний сказал, что «сирийскую телегу должны вести русские». Это ясные слова. Как я уже говорил, Сирия для Вашингтона не представляет насущных интересов — в отличие от Ирака, Саудии и Египета. Поэтому в Белом доме Сирию рассматривают как сферу влияния Кремля.

Америку в Сирии интересуют два направления: север, где есть нефть и курды, и юго-запад, где устроили перемирие. В остальном сирийский народ не интересует США: погибнет ли весь народ Сирии, будет ли Сирия стерта в пыль — для них это неважно.

Вот почему мы считаем, что российская интервенция осуществлена на самом деле по соглашению с США и Израилем. Без их согласия Москва не посмела бы сделать ни шага. Таким образом, Россия для США — это всего лишь полицейский, действующий во исполнение американских интересов.

NA: Недавно Вы в одной из своих статей указали, что РФ устраивает свои позиции и базы по всей стране. Насколько сложным будет устранить в будущем оккупанта, все глубже влезающего в этот конфликт?

А.Р.: Россия располагается в Сирии в 34 пунктах по всей стране. Российские войска никогда не стоят впереди. Они всегда выставляют вперед себя иранцев, иракцев, хезбов и асадитов. Кроме того, на земле Россия применяет наемников, и совсем немного — кадровых солдат. Когда все они гибнут, у вас о них никто не узнает: эти погибшие ничего не значат для России.

NA: Полтора года назад Обама заявлял, что Сирия станет для России «трясиной». Сбылся ли его прогноз, учитывая, что Москва теперь и правда не может выйти из конфликта без потери лица, а потому вынуждена входить в него все глубже — и зтрачивать все больше ресурсов на эту войну?

А.Р.: Все, что говорил Обама — ложь, необходимая ему для того, чтобы дать зеленый свет России для интервенции в Сирию. Он проводил политику понимания с Ираном и закрывал глаза на разбой Москвы в Сирии. Мы точно знаем, что две арабские страны оплачивают абсолютно все затраты России в Сирии. Вот почему Путин ничего не тратит на войну и может воевать еще 10 лет.

NA: Не секрет, что без военного аргумента сложно вести переговоры о политическом переходном периоде. Есть ли таковые у восстания в данный момент?

А.Р.: Пункты МОМ и МОК, находящиеся в Иордании и в Анкаре, распоряжаются поставками оружия для ССА и манипуляциями силами на земле. В 2012-2013 годах ССА была методически ослаблена ССА. Были изгнаны кадровые офицеры, перешедшие к восстанию за пределы Сирии в Турцию. Были созданы ИГИЛ, Нусра и остальные исламистские группы для того, чтобы у США был повод сказать: мы не поддерживаем экстремистов.

Таким образом, в стране остались группировки, которыми руководят Пентагон и ЦРУ, и эти группы воюют там, где им велят. Любое сражение, которое не устраивает США, моментально прекращается. К примеру: мы с боями вошли на юге в аэродром Селе, с которого режим бомбил весь юг, и освободили его — однако затем получили приказ уходить. США волнуют только их интересы, а если погибнет весь народ Сирии — для них не проблема.

Теперь ССА ослаблена, помощь остановлена, поддержки нет, режим чувствует себя сильнее. Башар Асад четыре года прятался, и никто не знал, где он. Сейчас он стал появляться и даже прогуливаться по улицам в Дамаске и других местах — и все благодаря российскому вмешательству.

NA: В связи с этим не могу не задать вопрос о ПВО для повстанцев: обсуждается ли этот вопрос сейчас с союзниками? Ведь при отсутствии средств воздушной защиты все переданные восстанию ресурсы, в сущности, оказываются бессмысленной растратой средств в условиях доминирования противника в воздухе.

А.Р.: Любые ракеты против самолетов заблокированы для ССА под предлогом попадания «не в те руки». Моя специальность — это как раз ракеты. Я лично вел переговоры с США об их поставках для повстанцев: в случае наличия у нас противосамолетных ракет роль России сведется к нулю, и режим асадов неминуемо падет. Мы как профессионалы предложили все способы гарантий того, чтобы ракеты не попали ни к кому, кроме нас — и все равно получали отказ.

В конце концов они придумали, что в случае наличия у нас ракет возможно столкновение с Россией. Мы ответили: вы много лет снабжали всем Аль-Каиду против СССР и уничтожили СССР. Тогда они сказали, что есть приказ не давать вам ракет. Мы ответили, что не стоило так долго врать, а надо было сказать, что вы просто не хотите победы революции в Сирии.

 

 Подпишитесь сейчас на страницу Свободная пресса в Facebook: жмите кнопку "Нравится"  

Загрузка...

Читайте также: